Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:37 

Система правопорядка: краткое обозрение.

Серебряный
мировое зло
В недавней статье Юлии Латыниной из "Новой газеты" я нашел интересную мысль о том, что существует порог, перейдя который, система правопорядка больше не предотвращает преступления, но порождает их. Что ж, случай с ОМОН это вполне подтверждает. Если вдруг кажется, что преступления милиционеров единичны, то "Esquire" составил целый календарь преступлений милиционеров, по одному преступлению в день. Среди них есть убийства, изнасилования, воровство, а также торговля оружием и наркотиками, осквернение могил, похищения и продажа людей в рабство, всевозможные пытки, ограбление банкомата, похищение металлолома и самоубийства.

В любой системе есть управляющий механизм, а есть шестеренки - рядовые сотрудники. И если рыба тухнет с головы, то механизмы окончательно разваливаются, когда рушится управление. В сегодняшней системе правопорядка страшно быть честным: если работник органов внутренних дел арестовывает генерала за взятки, то он не знает, что будет с ним и его семьей завтра - уволят? убьют? Система порочна, и сама защищает свою порочность.
Разница в уровне зарплат порождает взятки за закрытие дел; если у берущего зарплата в 20 000 рублей, а у дающего была бы в 25 000, то возможная взятка небольшая, и человек бы еще задумался, нужны ли ему проблемы, и вряд ли бы взял. А когда у одного зарплата 20 000 рублей, а у другого 200 000, искушение сильно возрастает. Но это уже вопрос к глобальному органу управления - к государственной власти.
Не работает и система ГИБДД: 36 000 погибших в ДТП в год (а ведь погибшим по статистике считается только тот, кто умер в течение 7-и дней после ДТП, реальные цифры еще выше!), и ничто не может снизить эту цифру - ни увеличение штрафов втрое, ни введение видеонаблюдения. Вдоль трасс и на опасных поворотах появляются все новые кресты - память о погибших на данном участке дороги. А ведь гибнет экономически активное население, работающие люди мужского пола, достаточно сообразительные, чтобы заработать на автомобиль. Единственное, что, мне кажется, реально повлияет на погибающих в механической каше - это пробки. Как только все будет стоять или двигаться с очень малой скоростью, количество смертей на дорогах снизится.

Что же делать?
Можно, конечно, снять всех начальников и заменить их идеологически правильными, как уже однажды произошло в СССР. Но, во-первых, их негде готовить - сплошь правильных, умеющих работать. Честности нельзя научить, ее можно только воспитать, причем для воспитания нужна соответствующая среда, а где ее взять в нашем государстве? Чтобы милиционер сегодня был честен, он должен обладать врожденным чувством справедливости и сильным внутренним стержнем, плюс должен сутки напролет носить бронежилет, чтобы его "случайно" не расстреляли где-нибудь в супермаркете. И если первое и второе, не смотря ни на что, в людях находится, то обеспечить их безопасность - задача государства. А еще было бы неплохо, чтобы честным стало быть выгодно.
Второй вариант, который сейчас активно обсуждается, - выдать гражданам оружие, чтобы они могли защищать себя от милиции (верх развала системы!) и заодно сами творили справедливость. Что натворят опасные "супергерои" с оружием в руках, не имея специальной подготовки, никак не тестируясь на адекватность при получении оружия, - это еще один вопрос. Но зато люди, зная, что у каждого встречного может быть пистолет и он им воспользуется, начнут хотя бы относиться друг к другу намного вежливее. Это еще не перевоспитание вечно недовольного гражданского общества, но уже его зачатки. Да и естественным отбором гражданское оружие продолжит начатое на дорогах дело - отбор лучших среди лучших путем убийства. Кто знает, может быть, этот отбор начнется уже в школах, и школьники начнут расстреливать своих учителей за двойки.
Еще один вариант выхода из развала - уничтожить систему как таковую, заменив ее машинами. То есть не дать системе управления как-либо влиять на шестеренки, а то и ликвидировать их. Есть такой комплекс систем, "безопасный город"; когда на всех улицах видеокамеры наблюдают за правопорядком, в стратегических объектах расставлены датчики охранно-пожарной сигнализации, и едва система распознает что-либо подозрительное, сигнал передается на пульт охраны и выводит милиционерам картинку с места тревоги. Далее приезжает наряд (так и вижу в будущем андроидов-ментов), и ликвидирует угрозу. С одной стороны, в этом случае все действия выполняют машины, что априори ликвидирует взятки, шантаж, подкуп, а передача информации в глобальную сеть делает невозможным "убийство свидетелей". Но с другой, это очень дорого - а откуда у государства чистые деньги? К тому же, видеонаблюдение внутри частных секторов нарушает статью Конституции о неприкосновенности личной жизни; а если вести наблюдение только в общественных местах, есть риск не успеть отреагировать: задержка между попаданием лица в кадр и распознаванием составляет не менее двух минут, а за это время злоумышленник успевает уйти из зоны видимости.
Так есть ли выход? - И все же, да, есть. В милицию приходят обычные люди, такие же, как мы с вами. Они тоже хотят есть, спать, прилично жить и найти свою половинку. Когда само общество будет достойным, тогда и милицию мы получим достойную. Да, хотелось бы видеть милиционеров, похожих на Бэтменов, но надо помнить, что Бэтмен был богат, хорошо образован, оснащен продвинутой техникой и, кстати, иногда нарушал закон - ПДД, например.


Эпилог


– Ко мне постоянно обращаются граждане, – вещал мужичонка, – с жалобами на то, что в милиции грубо нарушались их права, в том числе и право на телесную неприкосновенность.
В это время на экране появились титры: «Николай Поташов, правозащитник».
– Переводя на русский язык, – продолжал Поташов, – эти люди жалуются на то, что в милиции их избивают и пытаются обманом вынудить признать себя виновными в том, чего они не совершали. Вам, Иван Алексеевич, известны такие факты, или то, что я рассказываю, является для вас откровением?
– Мне, положим, известны и не такие факты, – усмехнулся Заточный. – А вам, уважаемый господин Поташов, известно, что работники милиции иногда оказываются ворами, грабителями, насильниками и убийцами? Мы, если помните, однажды уже пережили эпоху министра внутренних дел, который считал, что коль в милиции попадаются негодяи и сволочи, то она вся насквозь плохая и нужно ее немедленно всю поголовно обновить. А что из этого получилось, тоже помните? В нашу систему пришли партийные и комсомольские работники, которые вообще ничего в нашем деле не понимали, зато, как предполагала тогдашняя идеологическая доктрина, были все до одного честные и порядочные. Правда, очень скоро оказалось, что они в плане честности ничуть не отличаются от всех остальных милиционеров, а работать не умеют, и в результате работа по раскрытию преступлений и их предупреждению оказалась разваленной. Я это к тому говорю, что работники милиции в своей массе точно такие же, каково население в целом. В нашу систему сотрудники не с неба падают, их не в инкубаторах выводят. Они родились и выросли в нашей среде, так почему они должны быть лучше, чем мы все?
– Ну, уж это ваше заявление не выдерживает никакой критики! – всплеснул руками правозащитник Поташов. – Зачем государству такая милиция, которая ничем не отличается от основной массы населения? Весь смысл вашей системы в том, что в нее должны приходить лучшие, чтобы бороться с худшими. Это принцип построения любой правоохранительной системы в любой стране.
– А как вы собираетесь отличать лучших от худших? – иронично поинтересовался генерал. – У них что, на лбу написано?
– Должен быть строгий отбор и полная непримиримость к малейшим проступкам, не говоря уже о служебных нарушениях, – твердо заявил Поташов. – Только так вы сможете очистить свои ряды от тех негодяев, которые издеваются над гражданами.
– Хорошо, Николай Григорьевич, мы так и сделаем. Завтра вашу квартиру обворуют, вы позвоните в службу «ноль два», а там вам никто не ответит: мы всех девушек уволили, потому что они или на работу опаздывают, или с гражданами недостаточно вежливо разговаривают, или совершают административные проступки, например, нарушают правила дорожного движения. Тогда вы позвоните в свое отделение милиции, и там вам скажут, что всех сыщиков поувольняли и ехать к вам некому. Один дежурный остался, потому что должен же кто-то на телефоне сидеть.
А.Маринина, "Чужая Маска"



@темы: 0.1. Заказ, 0.2. Статья, 1.1. Россия, 2.1. Политика, 2.3. Общество

Комментарии
2010-02-07 в 11:55 

Серебряный
мировое зло
Пусть пока эпилог тут полежит.

Эпилог



– Ко мне постоянно обращаются граждане, – вещал мужичонка, – с жалобами на то, что в милиции грубо нарушались их права, в том числе и право на телесную неприкосновенность.
В это время на экране появились титры: «Николай Поташов, правозащитник».
– Переводя на русский язык, – продолжал Поташов, – эти люди жалуются на то, что в милиции их избивают и пытаются обманом вынудить признать себя виновными в том, чего они не совершали. Вам, Иван Алексеевич, известны такие факты, или то, что я рассказываю, является для вас откровением?
– Мне, положим, известны и не такие факты, – усмехнулся Заточный. – А вам, уважаемый господин Поташов, известно, что работники милиции иногда оказываются ворами, грабителями, насильниками и убийцами? Мы, если помните, однажды уже пережили эпоху министра внутренних дел, который считал, что коль в милиции попадаются негодяи и сволочи, то она вся насквозь плохая и нужно ее немедленно всю поголовно обновить. А что из этого получилось, тоже помните? В нашу систему пришли партийные и комсомольские работники, которые вообще ничего в нашем деле не понимали, зато, как предполагала тогдашняя идеологическая доктрина, были все до одного честные и порядочные. Правда, очень скоро оказалось, что они в плане честности ничуть не отличаются от всех остальных милиционеров, а работать не умеют, и в результате работа по раскрытию преступлений и их предупреждению оказалась разваленной. Я это к тому говорю, что работники милиции в своей массе точно такие же, каково население в целом. В нашу систему сотрудники не с неба падают, их не в инкубаторах выводят. Они родились и выросли в нашей среде, так почему они должны быть лучше, чем мы все?
– Ну, уж это ваше заявление не выдерживает никакой критики! – всплеснул руками правозащитник Поташов. – Зачем государству такая милиция, которая ничем не отличается от основной массы населения? Весь смысл вашей системы в том, что в нее должны приходить лучшие, чтобы бороться с худшими. Это принцип построения любой правоохранительной системы в любой стране.
– А как вы собираетесь отличать лучших от худших? – иронично поинтересовался генерал. – У них что, на лбу написано?
– Должен быть строгий отбор и полная непримиримость к малейшим проступкам, не говоря уже о служебных нарушениях, – твердо заявил Поташов. – Только так вы сможете очистить свои ряды от тех негодяев, которые издеваются над гражданами.
– Хорошо, Николай Григорьевич, мы так и сделаем. Завтра вашу квартиру обворуют, вы позвоните в службу «ноль два», а там вам никто не ответит: мы всех девушек уволили, потому что они или на работу опаздывают, или с гражданами недостаточно вежливо разговаривают, или совершают административные проступки, например, нарушают правила дорожного движения. Тогда вы позвоните в свое отделение милиции, и там вам скажут, что всех сыщиков поувольняли и ехать к вам некому. Один дежурный остался, потому что должен же кто-то на телефоне сидеть.
А.Маринина, "Чужая Маска"

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Обозреватель

главная